shantinata (thaliawanderer) wrote,
shantinata
thaliawanderer

Categories:

Муза и "День рождения"

…Ты так прекрасно взлетел… Мы назовём это – "День рождения "

Понять Шагала можно путем «вчувствования», а не «уразумения». «Небо, полет – главное состояние кисти Шагала», – отмечал Андрей Вознесенский.

«Я ходил по Луне, – говорил художник, – когда еще не существовали космонавты. В моих картинах персонажи были в небе и в воздухе…»


Марк Шагал . Картина   "День рожденья "   (1915 год).

В 1990 году полотно "День рождения" было продано на "Сотбис" в Нью - Йорке за 13,5 миллиона долларов...

Любовь вошла в творчество Шагала в образе Беллы. Вошла, чтобы остаться навсегда, наполняя картины и жизнь новым смыслом. Их долгий счастливый брак стал для художника воплощением таинства бытия. Он по себе знал, насколько глубокой и чувственной бывает любовь, как наделяет это чувство способностью летать.



В 1915 году Марк Шагал женился на Белле Розенфельд, дочери богатого ювелира и с этого момента художник  рисовал для своей жены, она  стала частой героиней его картин. Позднее в дневнике Марк Шагал признавался, что ни одну картину он не мог закончить без одобрения супруги.

Белла получила прекрасное образование: изучала литературу, историю и философию, занималась актерским мастерством в одной из студий К.С. Станиславского. Но главное – Белла и Марк с первой же встречи стали предельно близки друг другу, слились душами. Шагал так говорил о ней: «Ее молчание было моим молчанием. Глаза – моими глазами. Как будто мы давным-давно знакомы и она знает обо мне все: мое детство, мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом… На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, черные! Это мои глаза, моя душа».

Белла Розенфельд была очень похожа на самого Шагала. Хотя была красавицей, а он красавцем отнюдь не был. А еще Белла была одухотворенной и воздушной. Занималась в студии Станиславского, пробовала себя в литературе, интересовалась философией... В ее присутствии Марк испытывал невиданное чувство невесомости, парения и покоя. Часто он так ее и рисовал -безмятежно парящей в небе, и себя, летящим рядом с ней – над заборами, над свиньями, над столбами, над обыденным и милым Витебском.
Она ждала его четыре года, пока художник знакомился с мировыми шедеврами в Париже. Они были друг для друга единственными близкими людьми и ничего друг от друга не скрывали. И за границей, и в нетопленной, промозглой Малаховке Белла оставалась его музой. Даже женившись второй раз в 1952 году, Шагал не уставал повторять, что только девушка из Витебска была для него всем.

В качающихся, изгибающихся пространствах предметы, увиденные под разными углами, сползают со своих мест и зависают в невесомости; человеческие фигуры взмывают вверх и плывут как в сновидении. Эти ирреальные произведения, отмеченные тонкой красочностью, выразительным живописным рисунком, пронизаны ощущением нежности и одухотворенности.


Марк Шагал и Белла.

"Сама не помню как я в конце концов узнала, когда у тебя день рождения. И когда этот день настал, я с утра пораньше побежала за город и собрала большой букет…
- Стой, не двигайся!
Я все еще держала цветы. Сначала порывалась поставить их в воду. Завянут же. Но очень скоро про них забыла. Ты так и набросился на холст, он, бедный, задрожал у тебя под рукой. Кисточки окунались в краски. Разлетались красные, синие, белые, черные брызги. Ты закружил меня в вихре красок. И вдруг оторвал от земли и сам оттолкнулся ногой, как будто тебе стало тесно в маленькой комнатушке. Вытянулся, поднялся и поплыл под потолком. Вот запрокинул голову и повернул к себе мою. Вот коснулся губами моего уха и шепчешь...

Я слушаю музыку твоего голоса, густого и нежного. Она звучит и в твоем взоре, и вот мы оба, в унисон, медленно воспаряем в разукрашенной комнате, взлетаем вверх. Нам хочется на волю, сквозь оконные стекла. Там синее небо, облака зовут нас. Увешанные платками стены кружатся вокруг нас, и кружатся наши головы. Цветущие поля, дома, крыши, дворики, церкви все плывет под нами...
- Тебе нравится моя картина?
Ты вдруг опять стоишь на ногах. И смотришь то на холст, то на меня. То отстраняешься, то наклоняешься к мольберту.
- Еще доделать? Или можно оставить так? Скажи, где подправить?
Ты говоришь как будто сам себе. Ждешь и боишься моего ответа.
- Прекрасно. Ты так прекрасно взлетел... Мы назовем это "День рождения". У тебя отлегло от сердца.

- А завтра придешь? Я напишу новую картину... И мы опять будем летать".

Из мемуаров Беллы Шагал (Розенфельд)
"Горящие огни".

При написании использовались источники:
http://www.art-urok.ru/mark_shagal6.htm , http://www.m-chagall.ru/
Tags: др, картины, любовь, музы, отношения, творчество
Subscribe

  • Пробуждение.

    В течение многих лет я верил, что пробуждение — это отделение себя от жизни, защита себя от боли, будучи «выше» или «за…

  • Элиз Кемпус-Коэн, акварель.

    Розовый сад Плюмерия Розовые орхидеи Мальва Белые ромашки Пион Роза Желтые лимоны Красный перец Зеленые артишоки…

  • Стратегическая нестабильность ХХI века.

    Есть вещи, сознательно производимые на продажу, — с ними все ясно. Но есть вещи, не произведенные, но сегодня получившие особую потребительскую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Пробуждение.

    В течение многих лет я верил, что пробуждение — это отделение себя от жизни, защита себя от боли, будучи «выше» или «за…

  • Элиз Кемпус-Коэн, акварель.

    Розовый сад Плюмерия Розовые орхидеи Мальва Белые ромашки Пион Роза Желтые лимоны Красный перец Зеленые артишоки…

  • Стратегическая нестабильность ХХI века.

    Есть вещи, сознательно производимые на продажу, — с ними все ясно. Но есть вещи, не произведенные, но сегодня получившие особую потребительскую…