shantinata (thaliawanderer) wrote,
shantinata
thaliawanderer

Categories:

Теория развития эго. Джейн Лёвинджер.

Свой подход Дж. Лёвинджер возводит к идеям А. Адлера, который первым стал отстаивать главенствующую роль эго по отношению к сфере влечений (Loevinger, 1976, с. 8). Дж. Лёвинджер исходит из того, что понятие эго точнее всего из ряда сходных понятий выражает управляющее начало, которое связано с сознанием и контролем над другими функциями.

Описанные Лёвинджер возрастные и индивидуальные различия в уровнях личностного развития и зрелости отражают степень развитости и общую структуру личностных ресурсов саморегуляции. Развитие личности, по Лёвинджер, заключатся в постепенном обретении большей автономии, большем управлении своим поведением, большем личностном контроле над его механизмами.


В теоретической модели Лёвинджер выделяется ряд последовательных стадий развития эго, которые автор избегает жестко привязывать к хронологическому возрасту; тем не менее они задают четкую логику развития и выстраиваются в иерархию, отражающую личностную зрелость. Некоторые из стадий рассматриваются как основные, некоторые - как переходные. Каждая стадия представляет собой сложную структуру нескольких признаков, включающих контроль (управление) импульсов, межличностные отношения и осознанные причины поведения. Границы между стадиями носят нечеткий характер. В случае застревания индивида на сравнительно ранней стадии, последняя из генетической характеристики превращается в индивидуально-типологическую.

В качестве отправной точки рассматривается досоциалъная стадия, основным содержанием которой выступает постепенное вычленение младенцем своего Я из окружающего мира. В этом процессе конструируется реальность как устойчивый мир объектов и Я, отделенное от остального мира. «Ребенка, остающегося на этой стадии, где Я не отделено от мира неодушевленных объектов, намного дольше, чем следует, называют аутистичным» (Loevinger, 1976, с. 15).

Выделение собственного Я продолжается и на следующей - симбиотической - стадии, на которой сохраняется симбиотическая связь ребенка с матерью или с тем, кто ее заменяет. Процессу выделения своего Я из этого симбиотического единства с матерью во многом способствует использование языка. В частности, ключевым для перехода на следующую стадию служит слово «нет».

Далее следует импульсивная стадия (Е2). Собственные импульсы ребенка помогают ему утвердить свою отдельную идентичность. Ребенок на этой стадии сконцентрирован на телесных импульсах, особенно агрессивных и (в свойственных данному возрасту формах) сексуальных, сосредоточен почти исключительно на настоящем, хотя уже имеются когнитивные предпосылки, позволяющие схватывать идею причинности. Ребенка, задержавшегося на этой стадии, часто называют неуправляемым или неисправимым; он склонен связывать свои проблемы с местом, где что-то происходит, а не с ситуацией или собственными действиями. Слово «почему», по-видимому, служит ключом к переходу на следующую стадию. «Ребенок, осуществляющий этот переход, должен понять, что у вещей есть причины или резоны, что импульс - это не то же, что действие, так что можно хоть ненадолго, но отложить действие и контролировать его» (Loevinger, 1976, с. 178).

Следующая — переходная — стадия называется стадией самозащиты (ЕЗ). Первый шаг к ней сделан, когда ребенок начинает предвидеть поощрения и наказания в ближайшей непосредственной перспективе. Контроль своего поведения еще очень хрупок, доминирует уязвимость и самозащита, что отражено в названии стадии. На этой стадии ребенок понимает, что существуют правила, однако главное правило для него - «не попадись». Использование правил для своей выгоды служит шагом вперед, по сравнению с необходимостью сдерживать импульсы с помощью внешних ограничений. На этой стадии отсутствует критичность по отношению к себе; есть понятие вины, но вызвавшие ее причины приписываются либо другим людям и обстоятельствам, либо отчуждаемой части себя, либо вымышленному персонажу . Застревание на этой стадии в более старшем или даже взрослом возрасте проявляется в довольно распространенном в современном инфантилизированном обществе «сиюминутном гедонизме» - стремлении получить удовольствие за счет других, при этом все сразу и на «на халяву», не напрягаясь.

Шаг к следующей стадии — конформизма (Е4) - делается, когда ребенок начинает связывать собственное благополучие с благополучием группы — семьи или дружеской компании. Предпосылкой этого перехода служит наличие достаточной степени доверия в отношениях с группой; в противном случае происходит застревание на «злокачественном» варианте самозащитного развития, сопряженном с агрессией, эксплуатацией, обманом и насмешкой. Конформист подчиняется правилам не из боязни наказания, а из-за того, что это правила, принятые группой, поэтому ему просто не приходит в голову искать их основания; правила для него самоценны, а групповое неодобрение является серьезным наказанием. Принадлежность к группе служит для него залогом безопасности.

Далее выделяется стадия самоосознания (Е5) как переходная от конформизма к совестливости. Для нее характерно развитие осознания своего реального Я как не вполне соответствующего идеальному образу, задаваемому правилами, хотя содержание своей внутренней жизни на этой стадии, как и на предыдущей, описывается банальными стереотипными формулировками. Осознание себя служит предпосылкой к последующей замене групповых стандартов и критериев личными. Кроме того, если конформист живет в концептуально простом мире, где известно, что правильно, а слово «нет» означает одно и то же для всех, то человек на уровне самоосознания видит возможные альтернативы и исключения из правил, хотя пока еще в стереотипной и обобщенной форме. Начинает появляться и осознание индивидуальных различий черт характера.

Переход на следующую стадию — совестливости (Е6) — знаменует радикальное усложнение механизмов саморегуляции. Дж. Лёвинджер констатирует, что в возрасте 13—14 лет этой стадии достигают лишь единицы. Здесь уже завершается интернализация правил и присутствуют основные элементы того, что мы называем совестью: «долгосрочные, самостоятельно поставленные цели и идеалы, дифференцированная самокритика и чувство ответственности» (Loevinger, 1976, с. 20). На этой стадии человек соблюдает правила не из-за страха наказания или группового конформизма, а потому, что выбирает их для себя как ориентиры своего поведения. Они уже не абсолютны и не универсальны; они могут быть изменены, нарушены по веским основаниям, существуют исключения и непредвиденные обстоятельства. Человек, достигший этой стадии, не склонен испытывать чувство вины из-за нарушения правила, но испытывает его, если он обидел или ранил другого человека, пусть даже в рамках существующих правил. Развивается чувство ответственности как за собственную судьбу, так и за других, порой преувеличенное; формируется понятие об обязательствах, привилегиях, правах и справедливости. Возникает стремление к достижениям на основе личных стандартов и критериев, принятие значимости труда, хотя и не любого, различение нравственности, традиций и моды; на смену дихотомии «правильно—неправильно» приходят более сложные и дифференцированные конструкты. Внутренняя жизнь на этой стадии характеризуется многообразием и сложностью эмоций, смещению внимания от самих действий к их глубинным основаниям, возникает способность встать на место другого человека, резко расширяется временная перспектива и социальные контексты осмысления вещей, событий и действий.

Следующая - переходная - стадия называется индивидуалистической (Е7). В отличие от чрезмерного морализма предыдущей стадии, здесь приходит осознание чувства индивидуальности и проблемы эмоциональной взаимозависимости людей, обнаруживаются как глубинные эмоциональные основания и проблемы межличностных отношений, так и отчасти внутренние конфликты, например типичный для женщин конфликт семьи и карьеры. «Возросшая способность принимать парадоксы и противоречия ведет к большей концептуальной сложности, проявляющейся в осознании расхождений между внутренней сущностью и внешними проявлениями, между психологическими и физиологическими реакциями, между процессом и результатом» (Loevinger, 1976, с. 22—23).

Далее следует автономная стадия (Е8), для которой характерна способность принять внутренний конфликт (между потребностями, между обязательствами, между теми и другими) и совладать с ним. «Возможно, у автономной личности конфликтов не больше, чем у других, просто у нее есть мужество (и другие необходимые качества) принять конфликт и работать с ним, вместо того чтобы игнорировать его или проецировать на окружающий мир» (Loevinger, 1976, с. 23). Автономный человек способен преодолеть полярные оппозиции и воспринимать мир в его объемности и многообразии, ему присущи концептуальная сложность и высокая толерантность к неопределенности. «Критическим моментом может быть его готовность позволить детям совершать собственные ошибки» [там же]. Он признает потребность в автономии других людей, сам свободен от «диктатуры совести», характерной для предыдущей стадии, но осознает ограничения автономии, диалектику автономии и эмоциональной взаимозависимости. Автономному человеку присущи широкий взгляд на мир, реалистичность, объективность, приверженность абстрактным идеалам.

Наконец, последней является интегрированная стадия (Е9). Она труднее всего для описания, т.к. встречается редко; ее отличием от автономной стадии выступает консолидация чувства идентичности. Дж. Лёвинджер соотносит ее с известным описанием самоактуализирующихся личностей по А. Маслоу (Maslow, 1970).

Приведенная выше периодизация не является чисто теоретической. Параллельно с ней началась разработка диагностической методики, которая продолжалась несколько десятилетий.

АПРОБАЦИЯ МЕТОДИКИ НЕЗАКОНЧЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ВАШИНГТОНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

Д.А. Леонтьев, Н.А. Михайлова, Е.И. Рассказова.
Tags: классификации, личность, мировоззрение, самоактуализация, сознание, эволюция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments